Будет ли в россии революция 2018 году

Социальная революция пойдет на пенсию

Будет ли в россии революция 2018 году

Правительство «в самой короткой перспективе» подготовит законопроект о повышении пенсионного возраста – об этом открытым текстом 8 мая на заседании Госдумы, утверждавшем его кандидатуру на пост премьер-министра, заявил Дмитрий Медведев.

Необходимость такого решения глава правительства обосновал тем, что прежние «рамки» пенсионного возраста (55 лет для женщин и 60 лет для мужчин) были приняты 30-е годы прошлого века, когда «средняя продолжительность жизни была в районе 40 лет».

А с тех пор, по словам премьера, «жизнь в стране изменилась в лучшую сторону, изменились и условия, и возможности, и желания людей трудиться, и период активной жизни».

На самом деле более правдоподобное объяснение звучит куда менее оптимистично: дело не в том, что народ «жить стал дольше, жить стал веселей», а в стремительном сокращении соотношения трудоспособного населения и пенсионеров.

У государства просто не остается денег, чтобы обеспечивать пенсиями стремительно стареющее (в том числе действительно благодаря увеличению продолжительности жизни) население за счет отчислений все меньшего количества работающих.

Не говоря уже о том, что в России, по разным оценкам, от 15 до 30 миллионов самозанятых. Смогут ли они потом претендовать на государственные страховые пенсии — отдельный вопрос. Пока же уверенно можно говорить о том, что ни эти люди, ни их работодатели не делают отчислений в пенсионную систему.

Попытки создать в России в помощь будущим пенсионерам альтернативную накопительную систему, начатые примерно 15 лет назад и касающиеся людей 1967 года рождения и младше, к настоящему моменту практически провалились.

Уже существующие пенсионные накопления россиян с 2013 года в одностороннем порядке ежегодно замораживаются российским государством.

Система индивидуального пенсионного капитала (при которой отчисления в счет будущей пенсии в пенсионные фонды смогут делать сами работники) пока не имеет ни законченного вида, ни сроков, когда она может начать работать.

Но, главное, у большинства работающих россиян физически нет возможностей копить на пенсию — для этого у них просто нет денег. По разным опросам, до 90% россиян не верят в достойную жизнь на пенсии.

Кремль ставит задачу вдвое снизить уровень бедности. По официальным данным, бедных сейчас около 20 млн человек. Но эксперты полагают, что эту цифру… →

Медведев пообещал принимать решение о повышении пенсионного возраста «аккуратно и взвешенно».

В апреле во время итогового отчета в Госдуме премьер уже говорил, что изменение пенсионного возраста «давно назрело».

До сих пор единственное публичное предложение на сей счет озвучил Центр стратегических разработок под руководством Алексея Кудрина, которому прочат некий пост в администрации президента.

ЦСР предлагал к 2034 году постепенно повысить возраст выхода на пенсию для женщин – до 63 лет, для мужчин – до 65.

Новый куратор социальной сферы (в том числе пенсионной политики) в правительстве, будущий вице-премьер Татьяна Голикова, в феврале 2018 года высказалась за реформу всей государственной пенсионной системы. По ее словам, от нынешней балльной системы следует отказаться и вернуться к классическому социальному пенсионному страхованию.

«Пенсия должна зависеть от стажа и того заработка, который получал работник во время своей трудовой деятельности», — говорила тогда Голикова. Балльная формула, по ее мнению, существенно дестимулирует человека с точки зрения высокой заработной платы и стажа, который этот человек должен зарабатывать.

На повышение пенсионного возраста косвенно намекают и некоторые цели социальной политики, заявленные в подписанном президентом сразу после инаугурации указе «О национальных и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» (момент окончания четвертого путинского президентского срока). В частности, увеличение ожидаемой продолжительности здоровой жизни до 67 лет: как раз, чтобы по крайней мере до 65-ти большинство россиян могли полноценно работать.

Впрочем, радикальные цели поставлены и перед другими секторами, которые формируют социальное государство. Особенно перед здравоохранением — вплоть до показателей смертности от отдельных групп болезней.

До 2024 года правительству предписано ликвидировать кадровый дефицит в медицинских организациях, оказывающих первичную медико-санитарную помощь — то есть, в поликлиниках, которые в последние годы сокращали по всей стране.

Обеспечить охват всех граждан профилактическими медицинскими осмотрами не реже одного раза в год — про такое примерно 30 лет публично говорил еще советский министр здравоохранения Евгений Чазов. Это же надо, чтобы и поликлиники выдержали такой наплыв, а работодатели безропотно отпускали сотрудников с работы в будний день.

Да и чтобы сами люди захотели — вряд ли можно принять закон об обязательное ежегодной диспансеризации и обеспечить его реальное исполнение. Пока все это выглядит фантастикой.

К тому же за «социалкой» тянется не менее проблемный хвост: гибель и травмы в ДТП, насильственные преступления, грязный воздух. Решение последней проблемы, очевидно, долгое и дорогое, сопряженное с тем самым социальным эффектом (например, сокращением штатов) – и эффект ее отсрочен.

Еще одна неловкая для любой российской власти тема – досрочные пенсии. У пресловутых бюджетников и, например, полицейских. Несмотря на обсуждавшуюся несколько лет назад реформу их пенсионного обеспечения ни к какому решению не пришли – видимо, во избежание социального взрыва.

Повышение пенсионного возраста может радикально изменить ситуацию на рынке труда — уже сейчас в России есть проблемы с трудоустройством молодых людей до 25 лет и тех, кому 50+. При этом реальная безработица в стране в разы больше официальной.

В частности, если по данным Росстата, на 1 апреля безработица в России составляла 5%, то по данным традиционного «индекса Иванова» от Сбербанка, в апреле называли себя полностью безработными 9,9% россиян. Причем еще 11,1% работали на неполной ставке, установленной работодателем.

Этим людям точно будет крайне проблематично накопить на достойную пенсию.

Социальное государство невозможно и без понимания людьми, на что конкретно идут их налоги, то есть без фискального доверия государству. В России же, по данным Федеральной налоговой службы, от 17 до 25 миллионов россиян трудоспособного возраста (всего таковых порядка 76 миллионов) вообще не платят никаких налогов.

Социальное государство с широким набором льгот, большими пенсиями и пособиями — это прекрасно. Но возможно оно только там, где люди на этом зарабатывают, где у государства есть финансовые и технологические возможности.

Социальное государство — всегда производная от развитой экономики, а не наоборот. Именно поэтому достижение экономических целей из указа президента России, а также целей в области образования, сделает куда более реалистичными и социальные цели. Пока же главным революционным событием в социальной сфере, к которому надо морально готовиться россиянам, становится повышение пенсионного возраста.

Источник: https://www.gazeta.ru/comments/2018/05/10_e_11746375.shtml

После свержения Путина. Сценарий радикальных перемен в РФ

Будет ли в россии революция 2018 году

президента РФ Владимира Путина серьезно падает. Впервые число недовольных его действиями достигло 35%. Большинство россиян не одобряют работу Госдумы (63%) и правительства (59%).

И в целом почти половина россиян — 46% — считает, что страна движется в неправильном направлении. При этом каждый пятый россиянин готов участвовать в акциях протеста.

О чем говорят эти цифры и какой сценарий ждет Россию, если правящий режим в Москве сохранит нынешний курс — в материале LIGA.net.

Что происходит в России

Начало падения — повышение пенсионного возраста в России в 2018 году (с 55 до 60 лет для женщин и с 60 до 65 лет для мужчин). Это заставило многих россиян выйти на улицы.

Протестные акции прошли в сотне российских городов, включая Москву и Санкт-Петербург. Участие в них приняли по разным оценкам от 100 до 350 тысяч человек.

Организаторами манифестаций выступили коммунисты во главе с Геннадием Зюгановым и национал-либералы под предводительством Алексея Навального.

Увеличение пенсионного возраста, общее снижение уровня жизни и несменяемость путинского режима привели к тому, что на выборах в местные законодательные органы, прошедших в России осенью прошлого года, сразу в нескольких регионах коммунисты взяли верх над единороссами. При этом за локальные силы КПРФ активно агитировал Навальный, руководствуясь стратегией, что главное – это разрушить монополию Путина.

В начале 2019-го общественное недовольство в России усилилось в связи с повышением цен на продукты питания, коммуналку, топливо и вообще на все, что облагается налогом на добавленную стоимость, который был увеличен с 18 до 20%. Также в январе на улицах Москвы и других российских городов прошли митинги против возможной передачи Японии части Курильских островов. Протестовали в основном борцы за социализм и коммунизм, а также националисты.

Какова вероятность, что недовольство перерастет в широкомасштабные протесты?

К чему это приведет

Украинский социолог Евгений Головаха уверен: «В ближайшие годы мы вряд ли увидим катастрофическое падение рейтинга Кремля и масштабные акции неповиновения». Но российский политик и бизнесмен Константин Боровой считает, что Россия приближается к состоянию, в котором оказалась сегодняшняя Венесуэла.

«Несколько лет назад я говорил, что мы движемся к ситуации, когда потребуется гуманитарная помощь. Мы планомерно к этому приближаемся.

Экономика не работает, практически все контролируется госкорпорациями, малого бизнеса как такового нет. Положение дел весьма тяжелое и близкое к катастрофе. И это при том, что нефть еще держится на приличном уровне.

Ситуация похожа на последние годы СССР, но сейчас мы опустились даже ниже уровня перестройки», – отмечает Боровой.

По мнению политолога Андрея Окары, РФ находится на пороге новой Смуты, и причиной тому – десакрализация образа Путина, произошедшая из-за повышения пенсионного возраста.

«В политической культуре России образ верховного правителя играет исключительную роль. Государственный лидер легитимен до той поры, пока существует народное представление о сверхъестественном происхождении его власти или о том, что он – «человек Судьбы», исполняющий определенную историческую миссию.

Когда же правитель теряет мистический ореол, в России начинаются социальные беды и политические потрясения. Выступив в роли спасателя от чеченского терроризма и завоевателя Крыма, Путин закрепил за собой амплуа «короля-чудотворца». Но посыпалось там, откуда не ждали.

Вдруг возникла тема с пенсионным возрастом, и сакральный ореол над Путиным развеялся», – говорит Окара.

Возможность массовых акций протеста в России сейчас гораздо выше, чем год, полгода и даже три месяца назад, полагает российский историк и политический аналитик Валерий Соловей.

Он ссылается на ряд исследований, показывающих, что на рубеже 2019-2020 годов крайне высока вероятность масштабных митингов, которые будут иметь социально-экономический характер.

В частности, Соловей упоминает недавний доклад политолога Михаила Дмитриева и социолога Сергея Белановского, ученых, предсказавших российские протесты 2011-2012 годов задолго до их начала. По мнению Соловья, манифестации могут привести к революционной ситуации, отстранению действующего режима и «переучреждению России».

Боровой, в свою очередь, отмечает, что Кремль делает все, чтобы возможные протесты были нецивилизованными.

«Задавлены практически все формы отрицательной обратной связи, которую должна получать политическая система. Поэтому сегодня Емельян Пугачев и Стенька Разин более реальны, чем сколько-нибудь цивилизованные акции. А это значит, что вероятный процесс распада России может сопровождаться ожесточенным гражданским противостоянием, погромами и убийствами», – акцентирует Боровой.

Почему революции не будет

Во главе революционных событий в России могут стать несистемные либералы, отвязные националисты и левые радикалы. Но первые, как правило, не проявляют агрессивных имперских аппетитов, столь востребованных среди россиян, поэтому наиболее опасны для Кремля ультраправые и ультралевые, которых объединяет имперский синдром.

«Революционная динамика в России на данный момент маловероятна, поскольку революция предполагает сложную самоорганизацию и мобилизацию. Более реален стихийный бунт, «бессмысленный и беспощадный», как назвал его Пушкин, когда лопнет терпение у «ребят с нашего двора» – суровых и не слишком утонченных мужиков за сорок с низким уровнем дохода», – отмечает Окара.

По словам Борового, у российских левых протестный потенциал гораздо больше, чем у националистов.

«Влияние ультраправых в обществе невелико. Они контролируются, как правило, спецслужбами. Левые более пассионарны, они пользуются широкой общественной поддержкой и среди них есть экстремистские силы.

Например, такие, как Левый фронт. При революционном сценарии к ним могут примкнуть и некоторые группы националистов. Получится такой красно-коричневый симбиоз, сплоченный имперским сознанием.

Есть же такое понятие – коммунофашизм», – говорит политик. 

Еще в мае 2014 года российский оппозиционер Михаил Ходорковский выдвинул сценарий, согласно которому на смену путинскому режиму придет откровенный национал-социализм, но продержится он не более двух лет, оставив после себя крах и руины.

Кстати, об этом Ходорковский сказал в интервью писателю Дмитрию Быкову, которому недавно кремлевская пропаганда устроила жесткую травлю. Причина – мнение Быкова о том, что Гитлер добился бы популярности в России, если бы его главной задачей не было истребление евреев. Мол, будь он чуть более модернизированным и интернационалистичным, многие россияне встретили бы его на ура.

 Специально для LIGA.net

Источник: https://www.liga.net/politics/opinion/posle-sverjeniya-putina-stsenariy-radikalnyh-peremen-v-rf-4169599

В россии началась ползучая революция

Будет ли в россии революция 2018 году

Россия подходит к особому историческому моменту. В 1991 году в СССР произошла классическая буржуазно-демократическая революция, и она не завершена. При президенте Владимире Путине в стране происходила и происходит контрреволюция. Но впереди — большие перемены: завершение буржуазно-демократической революции.

Такую точку зрения высказал политолог Валерий Соловей в передаче «Игры разума».

«Первые ощущения у меня появились еще в 2018 году. Кстати, это очень хорошо совпало с тем переломом (качественным переломом) массового сознания, который описывал Белановский. И я знал, что мы входим в новую фазу истории (Россия входит). И сейчас будут происходить в ближайшие два года решающие события в нашей постсоветской истории», — рассказал Соловей.

Напомним: в декабре 2018-го предсказавшие «Болотную» эксперты — экономист Михаил Дмитриев и социолог Сергей Белановский — представили исследование «Осенний перелом в сознании россиян: мимолетный всплеск или новая тенденция?».

В нем отмечалось, что запрос на справедливое распределение доходов сменился запросом на честность, уважение и равенство всех перед законом (об этом говорили 81% респондентов).

Материальные потребности перестают доминировать, и их могут начать заменять потребности развития, делали вывод авторы исследования.

И вот теперь Соловей пошел дальше в рассуждениях, к чему ведет этот перелом. Политолог указывает, что системные революции не бывают одномоментными — они проходят несколько этапов. Похожее произошло на Украине: майданы 2004 года, а затем 2013−2014 годов были революцией, которая проходила в два этапа.

В России триггером второго этапа стало повышение пенсионного возраста, считает Соловей.

«И вот пенсионная реформа, а до этого сохранение того же самого правительства (Медведева — авт.) стали теми роковыми ударами, которые стали разрушать путинское большинство», — заявил политолог.

В таком русле рассуждает не один Соловей. Ранее директор «Левада-центра» Лев Гудков заявил «Свободной прессе», что «мы вступили в длительный период стагнации, периодических кризисов и экономической деградации, и это говорит об исчерпанности модели, на которой Путин строил авторитарный режим последние 10 лет».

«По сути, население приспосабливается к нарастающей бедности — к готовности терпеть, но до какого-то момента», — сказал Гудков. Он также предупредил, что недовольство «трансформируется в политические процессы — это и рост протестных настроений, и общее раздражение населения», и это «будет содействовать очень быстрой политической социализации молодежи».

Так ждет ли Россию впереди еще одна буржуазная революция?

— Соловей более-менее трезво оценивает ситуацию в России, но очень заблуждается в своих надеждах на новую буржуазную революцию, — считает депутат Госдумы третьего и четвертого созывов, полковник в отставке Виктор Алкснис. — Можно поставить памятник с надписью «благодарная Россия» — говорю об этом с иронией — Гайдару и Чубайсу за внесение в сознание россиян негативного отношения к либерализму и либеральным реформам.

По большому счету, либералы 1990-х сделали важную вещь: ввели населению антилиберальную вакцину. Поэтому представить, что в России могут вновь победить либеральные реформы, я считаю, невозможно.

«СП»: — Соловей уверен, что путинское правление — это такая контрреволюция, временный откат. С этим можно согласиться?

— Можно по-разному относиться к Путину, но за исключением выстраивания вертикали власти, затыкания рта прессе и ограничений в проведении демонстраций и митингов, он реализует тот самый курс, который лежит в основе либерализма.

Давайте посмотрим: ликвидация социального государства, которое сегодня проводит Путин — это идея либералов. Либералы поддерживают, пусть не публично, пенсионную реформу и свертывание всех социальных программ.

А разве приватизация госсобственности не является коньком либеральной программы?

Казалось бы, на опыте 1990-х все убедились, что приватизация госсобственности путем передачи ее узкому кругу лиц ни к чему хорошему не приводит. Тем не менее, в наши дни идеи о приватизации «Аэрофлота», РЖД и ряда других крупных кусков госсобственности не забыты. Если не на словах, то в умах либеральные круги это держат.

«СП»: — Пенсионная реформа действительно создала предпосылки для новой революции?

— Повышение пенсионного возраста оказалось сильнейшим ударом по власти. Против выступало 90% населения, но на его мнение наплевали.

Если бы Кремль повысил пенсионный возраст, и одновременно поднял бы благосостояние населения за счет других шагов — с реформой можно было бы смириться.

Но на практике оказалось, что пенсионный возраст подняли, а с обещанным повышением благосостояния ничего не выходит.

Теперь власть теряет поддержку населения на фоне политического вакуума. Это значит, люди готовы поддержать любого кандидата, пусть случайного — лишь бы показать Кремлю и «Единой России», что в стране надо что-то менять.

И надо понимать: даже та молодежь, которая выходит с либеральными лозунгами на митинги в Москве, возмущается ситуацией со свободой слова и нечестными выборами. Но она вовсе не поддерживает власть и олигархов в ликвидации социальных гарантий.

«СП»: — Представим, эти круги после завершения путинского правления в 2024 году придут к власти. Что мы увидим?

— Полный демонтаж социального государства. Его либералы считают порождением большевизма, против которого они все время боролись. Ведь это большевики в октябре 1917 года начали построение социального государства, и это СССР первым в мире стал государством, в котором существовала — пусть небогатая — социальная справедливость.

В Советском Союзе, напомню, граждане имели возможность не просто выживать, но и свободно пользоваться социальными лифтами.

Если вспомнить советские годы, на ум приходит единственный случай, когда родственник высокопоставленного чиновника занял высокий пост. Это был Юрий Брежнев — сын генсека ЦК КПСС Леонида Брежнева: он был первым замминистра внешней торговли СССР. Но никто из родственников советских партийных боссов не был допущен, например, к финансовому пирогу.

Причем, в нынешней элите не оказалось этих советских боссов. Да, некоторые комсомольские лидеры сумели прорваться в российский верхний эшелон, но они не относились к людям, которые в СССР занимали высшие посты.

А теперь посмотрите, что происходит сегодня: те, кто в течение 30 последних лет входил в правительство — неважно, при Путине или Ельцине — владеют сотнями миллионов долларов.

Все это — последствия того самого курса, который либералы пытаются и сегодня предложить. Но народ это понимает, пусть интуитивно. Поэтому рассчитывать на либеральный реванш в России, я считаю, не приходится.

— Каждый считает этапы революции как ему удобно, — отмечает секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Я, например, считаю двумя этапами 1991-й и 1993-й годы, когда все цели либеральной революции, за которую стоит Валерий Соловей, были достигнуты полностью.

Собственно, Верховный Совет расстреляли не за то, что Конституция тогда была «клочком туалетной бумаги», как говорила Елена Боннэр, а сам ВС был якобы красно-коричневым. Расстреляли потому, что Совет возмутился фальсификацией решений по приватизации.

Напомню, изначально был принят закон об именных приватизационных счетах. Приватизация в России должна была проходить как в Чехии, когда каждому гражданину на сберкнижку перечисляется некоторая сумма, и он получает возможность участвовать в открытых торгах. Но в итоге незаконным, я считаю, указом Бориса Ельцина была введена ваучерная приватизация.

В результате несколько десятков миллионов владельцев ваучеров стали «кататься» на двух виртуальных «Волгах» (идеолог приватизации Анатолий Чубайс в 1992-м обещал, что через несколько лет один ваучер будет равен стоимости двух автомобилей «Волга», — «СП»), и всего несколько сотен тысяч человек пересели в реальные «Мерседесы».

На деле, «революция» 1991-го была сродни Февральской революции 1917-го: так же была уничтожена государственность во имя хищнических интересов части элиты.

К 1991-му часть советской переродившейся элиты — КГБ и технократическая интеллигенция — захотела жить как в Европе, не неся геополитическое бремя великой державы. Да и народ тогда говорил, что страна много тратит на армию, космос, помощь странам соцлагеря. А сейчас, замечу, из России ежегодно утекает такой объем капитала, что его хватило бы на возведение 10−14 Крымских мостов.

Но в Европу, как мы сегодня видим, российскую элиту не пустили. Ни Владимира Путина, ни всех наших дерипасок, вексельбергов, вайнштоков, розенбергов, ковальчуков. Никому на Западе не нужны туземные нувориши с «грязными» деньгами, и конкуренты тоже не нужны. Собственно, из-за этого началось геополитическое ограничение этой конкуренции.

«СП»: — Что, по-вашему, имеет в виду Соловей, когда говорит о втором этапе буржуазной революции?

— В 1991-м часть советской номенклатуры изнывала от бремени великой державы, и желала приватизировать собственность, которой она распоряжалась, но не имела. Ключевой можно считать фразу Ельцина из «Исповеди на заданную тему», где он сокрушается, что все вокруг — дача, стол, стулья — имеет инвентарные номера управделами ЦК КПСС. Подспудно так и читается: а почему же это не мое?

По сути, в позднем СССР сложился союз директоров и силовиков, который рассуждал примерно так. Мы выиграли войну, но почему-то не пьем баварское пиво. Лучше мы будем небольшой Россией без национальных окраин, зато частью Европы.

Но — не получилось. Даже подручными, даже приказчиками в Европе их видеть не хотят — только туземными вождями, которые должны брать под козырек.

В этом смысле, все правление Путина — лишь попытка продвижения молодого российского олигархического империализма.

И можно подумать, что Соловей теперь предлагает вернуться в 1993-й: к танкам, расстрелу парламента, унасекомливанию демократических прав и свобод, военному положению и запрету партий. Но на деле, он предлагает перестройку-2 по рецептам Запада: провести приватизацию и разгосударствление, принять стандарты Всемирного банка по образованию — и все под разговоры о правах и свободах.

Это очень опасные рецепты, и чреваты они новым развалом страны.

Власть: Губернатор Камчатки хотел посмеяться над Навальным и опростоволосился

Новости внутренней политики: Путин уволил пять генералов

Источник: https://svpressa.ru/politic/article/245409/

Генерал Ивашов: Россия стоит на пороге революции третьей модели

Будет ли в россии революция 2018 году

9 февраля 2018
23:55

Президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник Леонид Ивашов, не раз консультировавший глав различных стран по вопросам «антикризисного управления», уверен, что 2018 год может стать переломным для всего российского общества. Своим пониманием ситуации Ивашов поделился с корреспондентом EADaily во время пребывания в Санкт-Петербурге.

— Леонид Григорьевич, по какому сценарию, на ваш взгляд, пойдет жизнь в России после президентских выборов? На заседании клуба «Консервативная перспектива» вы говорили, что через какое-то время революция в стране неизбежна, а во время общения со студентами Северо-Западного института управления заявили студентам, что революция для России не совсем нежелательна.

— Я вчера пояснял, что революция неизбежна, потому что стране действительно трудно выжить в сложившейся ситуации.

Но революция может произойти не только снизу или сверху, но и по третьей модели, когда президент начнет очищать страну сверху, а народ — снизу. Главное, чтобы все это не перешло в гражданскую войну.

Я полагаю, что именно 2018 год и будет переломным — или туда, или сюда. Или мы начнем преобразовывать страну мирным путем и вычищать всю грязь, или народ сам возьмется за это.

— Вы не раз замечали, что современные государства отмирают, но, тем не менее, мы, слава богу, живем именно в одном из них. Могли бы вы как-то охарактеризовать современную Россию? Это «государство», «антигосударство» или «бизнес-государство»?

— Россию, наверное, не назовешь ни «бизнес-страной», ни «антигосударством». Это все-таки государство с прекрасным, трудолюбивым и патриотичным народом, но при этом с совершенно антигосударственной системой власти.

То есть, у нас еще есть духовные, сообразительные и болеющие за Отечество люди, есть грамотные специалисты в различных областях, но есть и некоторые «господа», которые проникли в структуры власти и, прикрываясь рыночной системой, просто разворовывают страну.

— Может быть, действительно можно присмотреться к жесткой китайской модели борьбы с коррупцией?

— Я как-то был в Шанхае и решил посмотреть, что там передают по телевизору. Включил один канал, на котором сначала показали суд, а потом я увидел кадры расстрела шестерых человек.

Потом во время встречи с главой района этого города, партийным секретарем, я спросил: что такое показали накануне по телевидению? Он мне ответил, что шестерых руководителей Шанхая расстреляли за коррупцию.

Когда я вернулся в Пекин, я товарищу Чи Хаотяню, тогдашнему министру обороны, заявил: «Не слишком ли вы жестко расстреливаете за воровство?».

А он на это ответил: «Вы понимаете, у нас 200 миллионов живут у черты бедности, и чтобы не умереть им нужно хотя бы чашку риса в день, чем власти их обеспечивают. Но когда кто-то из чиновников ворует, он тем самым лишает многих людей этой самой чашки риса и приговаривает многих обездоленных к смерти». Мне такое обоснование понравилось.

— А на ваш взгляд, общество готово к снятию в России моратория на смертную казнь?

— Наше общество двумя руками за это проголосует. Но здесь необходимо, чтобы общество же каким-то образом и контролировало судебные приговоры.

Ведь мы видим, как работает сегодня наша судебная система, у которой, если я не ошибаюсь всего два процента оправдательных приговоров, и когда человек уже отсидит срок вдруг выясняется, что он не виновен и его кто-то оклеветал или заказал.

Поэтому при нынешней коррумпированной системе расстрельные статьи могут стать очень крупным бизнесом. Принес судье большие миллионы — человека расстреляли. Народ обязательно должен контролировать этот процесс!

— Что вы скажете о петербургских студентах, которые пришли на встречу с вами?

— Мне понравилась аудитория своим живым интересом, блеском в глазах и содержательными вопросами.

— Сейчас некоторые, в основном молодежь, заявляют в соцсетях, что, например, погибший в Идлибе Роман Филипов вовсе не герой. Что государство упустило в воспитании?

— Наше государство, к сожалению, вообще ушло от системы воспитания подрастающего поколения. Родители заняты, кто — выживанием, кто — бизнесом, а советские бабушки и дедушки уже состарились. И это все страшно, это трагедия для страны.

Потому что вакуума не бывает, и если нет своей системы воспитания, то приходит чужая, в нашем случае — западная, антирусская, антироссийская. И мы уже видим, что наши учителя выполняют только образовательные услуги и не воспитывают молодежь так, как воспитывали в свое время нас. И здесь нашему обществу нужно очень хорошо задуматься.

Еще замечу, что для того, чтобы правильно воспитывать, нам хорошо бы представлять образ человека будущего, который мы должны вылепить, знать, что мы хотим от молодежи.

— Иногда кажется, что если, не дай бог, случится большая война, то большинство россиян сдастся в плен. Можете успокоить, что так не будет?

— Нет, так не будет.

— Но накануне вы заявили, что нам нельзя воевать — армия у нас есть, а с тылом проблема.

— Прежде всего, у нас отсутствует «экономический тыл», нет резервистов, нет кадров, чтобы в случае чего воссоздать промышленность. Но все-таки если наступит война, я уверен, что большая часть наших граждан, получив повестки, явится в военкоматы.

— Вы сравниваете западные инвестиции с формой колонизации. Почему?

— Инвестиции не должны попадать в Россию методом тыка — идите куда желаете и стройте там, что хотите. Это не всегда хорошо. Вообще, любой бизнес должен работать в рамках государственного стратегического планирования. А сегодня в мире есть только две страны, которые не занимаются этим — Сомали и Россия.

— Военная операция в Сирии нам была действительно так уж необходима? Может быть, сначала нужно было экономику в порядок привести?

— Я считал и считаю, что нам нужно было идти в Сирию. Но любая война должна планироваться таким образом, чтобы она проводилась скоротечно.

Может быть, нам нужно было использовать в Сирии не только преимущественно Воздушно-космические силы, а еще более усилить группировку, чтобы сразу разгромить и уйти.

А долгие, затяжные действия, тем более, когда гибнут военнослужащие, всегда вызывают недовольство, раздражение, а потом и протест в обществе.

— Что сегодня нам необходимо сделать в Сирии с военной точки зрения, чтобы наши самолеты не сбивали?

— Нам нужно мощно вооружать и обучать сирийскую армию. Еще у меня есть вопрос в отношении гибели нашего пилота Су-25. Дело в том, что второй ведомый видел, что произошел запуск ПЗРК, но почему-то не была отстреляна тепловая ловушка. Я не знаю, по какой причине не были использованы уводящие ракету средства.

— Интересно также ваше мнение о размещении ракетных комплексов «Искандер-М» в Калининградской области и Северной Осетии.

— С нашей стороны это предупредительная, а не агрессивная мера. Мы предупреждаем, что будем отвечать на каждый шаг с другой стороны, в том числе на размещение системы ПРО. И это является сдерживающим фактором. Ну и вполне естественно, что перевооружение на новую технику идет там, где находится более опасное направление.

Егор Зубцов, Санкт-Петербург

Источник: https://eadaily.com/ru/news/2018/02/09/general-ivashov-rossiya-stoit-na-poroge-revolyucii-tretey-modeli

Россия осенью: подготовка к революции (Neue Zürcher Zeitung, Швейцария)

Будет ли в россии революция 2018 году

В России есть такая шутка: зима всегда наступает неожиданно. После наступления холодов люди, как правило, еще неделями ждут, пока в домах включат отопление, а когда выпадает первый снег, города оказываются парализованы дорожными пробками. Единственное, к чему российское государство готовится постоянно, это революция.

Нельзя сказать, что есть хоть малейшие признаки ее начала, но законы становятся все более строгими, силовые структуры разрастаются и действуют все жестче. При этом жертвы насилия со стороны государства становятся все моложе.

Иногда возникает ощущение, что достаточно просто быть молодым, чтобы государство объявило тебя своим врагом.

Молодые россияне в свою очередь все активнее интересуются общественно-политической тематикой. Силовиков вполне устраивает, если молодежь что-то там пишет в интернете или высказывается на политические темы в школе. Но выйдя на улицу, она начинает олицетворять собой врага.

21 августа 2017 года в центре Ростова-на-Дону случился страшный пожар. Огнем были уничтожены 120 старых построек, в большинстве своем деревянных. Для городских властей это стало поводом осуществить планы по грандиозной застройке этого района, против которых долгое время выступали местные жители.

 5 ноября 17-летний Ян Сидоров и 20-летний Владимир Мордасов отправились к зданию городской администрации, чтобы выразить солидарность с пострадавшими согражданами. Акция протеста продлилась всего несколько минут: их задержали, прежде чем они успели развернуть транспаранты с надписями «Верните жертвам пожара их землю!» и «Правительство — вон!» и достать принесенный с собой мегафон.

Почти два года их продержали в СИЗО, а затем приговорили к шести с половиной годам колонии.

Выдумано от «а» до «я»

Прежде чем решиться на эту акцию, молодые люди написали о своем намерении в онлайн-чате, так что полиция уже поджидала их. Группа в Telegram, в которой числились около 200 участников, называлась «Революция 5/11/2017. Ростов-на-Дону» —аллюзия на предсказание блогера Вячеслава Мальцева, что в этот день в России начнется новая Октябрьская революция.

55-летний Мальцев с 1994 по 2007 год был депутатом регионального парламента от правящей партии. По убеждениям он националист и анархист, а в последние годы привлекал к себе внимание в первую очередь эксцентричными выходками и постами в соцсетях, в которых распространял разные теории заговора.

У его канала на  54 тысячи подписчиков: этого мало, чтобы говорить о настоящей популярности, но достаточно для того, чтобы спецслужбы заподозрили его в участии в террористическом движении. По всей России в связи с объявленной Мальцевым революцией были арестованы более 500 человек — его подписчиков или просто людей, оставивших комментарии под постами.

Некоторые отделались денежными штрафами, другим же пришлось на несколько лет отправиться за решетку.

Dagens Nyheter25.09.2019Dagens Nyheter23.09.2019Forbes25.09.2019

Там, где никакой революции нет и в помине, ее фабрикуют силовые структуры. Ведь им приходится что-то предпринимать, чтобы доказать, что от них есть толк.

Так, в марте 2018 года в Москве были задержаны десять предположительных участников экстремистской группировки «Новое величие», якобы планировавшие насильственное свержение власти.

При этом такой группировки никогда не существовало — вся эта история буквально от «а» до «я» придумана следователями.

Среди задержанных оказались две девушки, которым на тот момент было 17 и 19 лет. Младшая из них, Анна Павликова, при задержании и позднее в СИЗО подвергалась таким избиениям, что через несколько месяцев у нее начали крошиться зубы и выпадать волосы.

Она тяжело заболела, но не получала никакой медицинской помощи — это популярный в России метод, чтобы добиться от задержанных нужных показаний. Вместо того чтобы лечить ее, тюремные врачи объявили, что она никогда не сможет забеременеть и родить ребенка.

Давно уже рутина

Судьба этих девушек неожиданно вызвала спонтанную и очень эмоциональную кампанию солидарности: семь известных в России женщин организовали так называемый «марш матерей». Под проливным дождем около тысячи женщин с плюшевыми игрушками в руках прошли по одной из центральных улиц Москвы. «Это вполне могли бы быть и наши дети», — написали организаторы акции в . И они были совершенно правы.

Обвиняемые общались в чате и писали, в частности, что в стране так продолжаться не может. Кроме того, они были подписаны на блог Вячеслава Мальцева, и ими заинтересовался «Центр Е» правоохранительных органов, занимающийся борьбой с экстремизмом.

К чату присоединился некий провокатор, который пригласил их на встречу, предложил создать подпольное движение и написал программу, формулировки в которой почти полностью совпадали с формулировкой закона об экстремизме.

Таким образом, предъявить девушкам обвинение было очень легко.

В ходе еще не завершенного процесса масштабы фабрикации обвинений становятся все очевиднее: над этим несколько месяцев работала целая команда действовавших под прикрытием следователей. Для встречи провокатора с обвиняемыми специально арендовали помещение, где были установлены микрофоны и видеокамеры.

записи используются в качестве доказательной базы — на них видно, как следователь постоянно пытался увлечь своих ничего не подозревавших жертв революционными идеями, на что они, однако, отвечали, что им эти идеи неинтересны, и отвергали его предложения.

Впрочем, их судьбу это изменить не могло: мужчины с момента задержания находятся в предварительном заключении, а обе девушки хотя и были после «протеста матерей» помещены под домашний арест, также ожидают сурового наказания.

Подобные дела в России давно уже стали рутиной. Даже специализирующимся на политических репрессиях СМИ и неправительственным организациям не хватает сил, чтобы уследить за каждым таким делом.

Большая волна арестов прокатилась после протестов против недопуска оппозиционных кандидатов к местным выборам в Москве 8 сентября.

Восемь лет назад в России уже были массовые протесты против подтасовки результатов выборов, к которым присоединились многие представителей творческих профессий и городского среднего класса.

Политика подавления

Теперь в протестах участвуют главным образом молодые люди и студенты. Эта примечательная перемена, несомненно, связана со сменой поколений: нынешние школьники и студенты выросли при Путине и попросту не знают никакой другой системы.

Немалую роль, несомненно, играет и то, что в последние годы сменилось направление государственной молодежной политики.

В первые три президентских срока Путина, а также в период, когда он был премьер-министром, внутренней политикой занимался известный своими манипуляциями заместитель главы президентской администрации Владислав Сурков.

Его тактика состояла в том, чтобы создать верные режиму молодежные организации и завлечь в их ряды активных молодых людей. Они стремились стать частью большого движения, которое будет способствовать усилению России, борясь против всевозможных врагов — от оппозиционеров до людей, нарушающих правила парковки, участвуя в уличных драках с различными неформалами вроде национал-большевиков и так далее.

После массовых демонстраций 2011 и 2012 годов у Суркова отобрали роль неформального «командующего» внутренней политикой. В дальнейшем государство сделало ставку на жесткое подавление любых активистов, одновременно стараясь привязать к себе креативный класс в рамках официальных проектов по модернизации.

Было придумано волшебное слово — «урбанизм». Однако эта тактика работала лишь до тех пор, пока молодые урбанисты не заметили, что их инициативы постоянно терпят крах, сталкиваясь с коррупцией во властных структурах.

Так что не случайно протесты в Москве поднялись именно в связи с выборами в городской парламент.

Но государство как таковое — а молодые россияне знают его только в виде путинского режима — вызывает у них все больше сомнений и подозрений.

И тем чаще они «подписываются» на всевозможные анархистские и либертарианские идеи, которые отвергают принцип государственности как с левых, так и с правых позиций.

Государство наказывает их за такие интересы, в том числе в академических рамках, прибегая к стандартным методам: арестам, пыткам, тюремному заключению. Грань между учебой и протестами также становится все более размытой.

Когда два студента МГУ во время общения с ректором спросили у него, интересуется ли он судьбой их однокурсников, арестованных в феврале этого года, их незамедлительно задержала университетская служба безопасности и передала в руки полиции. И если они вскоре вступят в ряды какой-нибудь анархистской террористической группировки, в этом не будет ничего удивительного. Но не исключено, что кто-то протестует уже сейчас.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/social/20191017/246045112.html

Какой будет революция в России в 2017 году

Будет ли в россии революция 2018 году

Когда в ноябре 2014 года я стал использовать в новостях «Сноба» тег «экономический кризис», один наш эксперт, глава крупного банка, узнав об этом, только посмеялся. Он говорил, что никакого кризиса нет.

В правительстве России в тот момент тоже отказывались признать, что в стране наступили нелегкие времена.

Я же видел обратное: нефть дешевела, все остальное дорожало, люди экономили на еде, и происходящее очень напоминало кризис 2008 года.

В тот год в мире происходило много мрачных событий, за которыми я неотрывно следил. И, наверное, поэтому еще в начале сентября стал думать об отъезде из России, от греха подальше. На исходе осени я улетел на полгода в Азию, а спустя несколько дней, в «черный вторник», и эксперты, и чиновники, и, кажется, вообще все жители России стали называть кризис «кризисом».

В том же году я подумал, что в 2017 году нас ждет революция. Сейчас уже сложно вспомнить, прочитал ли я об этом в прессе, услышал в автобусе или в компании друзей, но эта идея глубоко засела в голове.

Почему именно в 2017 году? Этого я не знаю. Однако ощущение, что в стране что-то грядет, в последнее время только усиливается.

Кто предсказывал революцию в 2017 году

Одним из первых — в декабре 2005 года — о революции-2017 заявил бывший вице-спикер Госдумы Владимир Рыжков. Он дал интервью, в котором пессимистично отметил, что новая революция начнется в октябре 2017 года — после того, как закончится нефть.

Владимир Рыжков, профессор Высшей школы экономики (в декабре 2005 года):

По оценкам международного энергетического агентства, нефти у нас осталось ровно на 12 лет. Когда «черное золото» закончится, страна останется без гроша. Народ начнет штурмовать Зимний с той лишь разницей, что в октябре 1917-го хотели захватить правительство, которое там заседало, а в 2017-м захотят растащить картины музея, чтобы продать их иностранцам и прокормить свои семьи.

К тому моменту мысль о революции уже тревожила умы россиян. По информации «Яндекс.

Новостей», первый материал российских СМИ, в котором упоминались и «революция», и «2017 год», вышел спустя пять месяцев после заявления Рыжкова — 16 февраля 2006 года.

Это была расшифровка эфира на «Эхе Москвы», во время которого ведущий зачитал сообщение от слушателя по имени Дмитрий: «Вступление в ВТО — это плановая подготовка революции 2017 года».

В следующие шесть лет тему революции в СМИ почти не поднимали, а всерьез заговорили только в 95-ю годовщину Октябрьской революции. В ноябре 2012 года доктор политических наук Сергей Черняховский написал для «Накануне.ру» колонку под названием «Ситуации 1917 и 2017 годов очень схожи», в которой заявил, что для революции 2017 года «есть все предпосылки».

Оживление началось в 2013 году, когда отделение КПРФ в Барнауле провело конференцию «Революция-2017: миф или реальность». Местные коммунисты настолько поверили, что это реально, что 7 ноября 2015 года первый секретарь Барнаульского горкома КПРФ Андрей Сартаков заявил с трибуны: «Революции 2017 года быть».

В 2013 году пермское отделение Ленинского комсомола — молодежной политической организации — выложило в твиттере демотиватор с Владимиром Лениным, который спрятался за углом «в ожидании 2017 года».

В ожидании… #Ленин #Революция #1917 #2017 pic..com/lSiyk8nCxK

— Комсомол Пермский (@lksmperm) 10 апреля 2013 г.

В сентябре 2015 года экономист Евгений Гонтмахер опубликовал в «Московском комсомольце» статью «Революция 2017», в которой сравнил предпосылки к революции 1917 года с текущим положением дел в стране.

Евгений Гонтмахер, замдиректора по научной работе Института мировой экономики и международных отношений (в сентябре 2015 года):

Если сравнивать с самодержавной Россией XX века, то день сегодняшний дает обильную почву для совпадений.

Например, происходит быстрая люмпенизация населения, что предопределено многими факторами: низким качеством образования, упадком массовой культуры, обилием «плохих» (т. е.

непрестижных и малооплачиваемых) рабочих мест, стягиванием наиболее активных и продвинутых людей в немногочисленные крупные города, оставляя в других населенных местах критическое число «сирых и убогих».

В конце 2015 года бывший глава ЮКОСа Михаил Ходорковский дал пресс-конференцию, на которой заявил, что революция в России неизбежна (однако точную дату ее начала он не назвал).

Михаил Ходорковский, основатель «Открытой России» (в декабре 2015 года):

Мы имеем дело с полноценным антиконституционным переворотом. Каков выход? В отсутствие института честных выборов и иных механизмов законной смены власти единственный способ ее смены — это революция. Революция в России неизбежна. Остатки резервов и угроза репрессий лишь оттягивают ее неизбежное наступление.

Вопрос в том, как сделать революцию хотя бы относительно мирной и эффективной с точки зрения восстановления демократического управления страной. Революция — это хорошее слово. Она может и должна быть мирной. Сделать революцию мирной — наша общая задача.

Когда начнется революция-2017

Источник: https://snob.ru/selected/entry/118220

НарушениямБой
Добавить комментарий