Кто входит в квазигосударственный сектор

Квазигосударственный сектор: куда уходят миллиарды?

Кто входит в квазигосударственный сектор

Недавно на площадке аналитической группы «КИПР» состоялось экспертное обсуждение проблем эффективности квазигосударственного сектора (КГС) отечественной экономики. Тема это большая и, как показала состоявшаяся дискуссия, крайне непростая, поскольку существуют серьезные разночтения применительно ко многим ее аспектам.

Как это ни странно, но сегодня нет ясных критериев того, что можно отнести к квазигосударственному сектору, а что туда включать не стоило бы.

Директор общественного фонда «Zertteu Research Institute» Шолпан Айтенова сформулировала это следующим образом: «Квазигосударственный сектор намного шире, чем просто национальные компании, однако до сих пор нет такого понятия, как квазигоссектор, и критериев того, что туда входит. Есть понятие «субъекты квазигоссектора».

Например, это ТОО, национальные компании и холдинги. На сегодня субъектов КГС насчитывается более 6 тысяч. Это могут быть государственные предприятия, такие, как «Казгидромет» или детский сад в селе Коянды, международный аэропорт в Семее и тот же «Самрук-Казына».

По словам Ш.Айтеновой, анализ работы КГС высвечивает глубокие системные проблемы, которые существуют в различных его сегментах.

Прежде всего, это касается отсутствия четко прописанных критериев, определяющих и разграничивающих ответственность за результаты деятельности компаний квазигоссектора между государством как собственником и регулятором, с одной стороны, и компаниями, управляющими госактивами, с другой. В то же время объемы бюджетного финансирования не увязываются с финансовыми результатами работы субъектов КГС и оценкой их эффективности.

По данным Счетного комитета, в последние три года происходит неуклонное снижение числа прибыльных субъектов квазигоссектора.

При этом существуют проблемы с оценкой эффективности работы юридических лиц с государственным участием – они упираются в отсутствие сводных статистических данных о развитии и финансовых результатах в КГС.

Это приводит к тому, что бюджет недополучает дивиденды, но при этом сохраняется устойчивая практика ощутимой подпитки субъектов квазигоссектора финансовыми инъекциями из республиканского бюджета и Национального фонда.

Даже согласно официальным данным, национальные компании, входящие в КГС, завершили финансовый 2016-й
год с общими убытками в 21,4 миллиарда тенге, а уровень рентабельности составил всего 4,9%.

При этом, несмотря на наличие профессиональных негативных оценок работы КГС, все они носят констатирующий характер и никоим образом не раскрывают причинно-следственных связей столь неудовлетворительного положения дел. Вообще, многие моменты, так или иначе связанные с КГС, выглядят очень неконкретно.

Например, наблюдается большой разнобой в оценках размеров КГС в ВВП страны. По одним данным, это 14%, а по другим – до 60%. Понятно, что это не способствует лучшему пониманию роли квазигоссектора в экономике страны.

Еще одна проблема заключается в следующем. Несмотря на все явные и латентные проблемы с оценкой эффективности работы КГС, государство продолжает «накачивать» его, независимо от результатов финансово-хозяйственной деятельности, что вряд ли может быть признано рациональным. Из 162 млрд.

тенге, запланированных в 2017 году в республиканском бюджете на покупку финансовых активов, 92% пойдет на пополнение уставных капиталов различных государственных АО. Дополнительное финансирование от государства КГС сектор получит через бюджетное кредитование. Из 184 млрд.

тенге бюджетных кредитов для АО с участием государства, запланированных в республиканском бюджете на 2017 год, 63% получит АО НУХ «Байтерек». Госпожа Айтенова отметила и другой парадокс – это когда государство выступает в КГС и как регулятор, и как собственник.

В такой ситуации очень сложно оценить качество менеджмента и дать ему объективную оценку. То же самое касается и механизма выплаты бонусов и вознаграждений по итогам работы.

Директор Центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев считает, что, помимо общей неэффективности, КГС создает серьезные риски для денежного рынка. На 1 июля 2016 года 5,4 трлн.

тенге временно свободных денежных средств квазигоссектора были размещены на счетах казахстанских банков второго уровня. Значительная их часть сформирована за счет средств республиканского бюджета и Нацфонда через пополнение уставного капитала, кредитование и выпуск облигаций.

За последние десять лет квазигоссектору было выделено свыше 34-х миллиардов долларов.

Ошакбаев выдвинул, как он сам выразился, немного полемичный тезис о то, что «КГС фактически вышел из-под контроля правительства». Заметьте, при всей спорности такого утверждения его предложил бывший управляющий директор ФНБ «Самрук-Казына», то есть человек, находившийся практически в эпицентре событий.

При этом он сослался на мнение главы государства, который неоднократно указывал на неэффективное использование госактивов холдингами «Самрук-Казына» и «КазАгро». Последние оказались неэффективными посредниками между бюджетом и банками.

Что, впрочем, не мешает им раздувать свои штаты, поглощать огромные бюджетные ресурсы и вытеснять частную инициативу. А вывод, сделанный Ошакбаевым, прозвучал просто убийственно: КГС, аккумулировав огромные средства, фактически размывает и торпедирует все поручения президента и усилия правительства.

Невольно вспоминается легендарная формулировка советской эпохи о вредительстве.

Базовые недостатки оценки эффективности КГС заключаются в следующем:

– Отсутствуют подходы к такой оценке в зависимости от назначения деятельности компании;

– Отсутствует четкое разграничение между владением и управлением государственной собственностью;

– Отсутствует ежегодный обзор состояния квазигосударственного сектора;

– Ненадлежащим образом осуществляются меры по обеспечению прозрачности и подотчетности;

– Нет взаимосвязи между системой вознаграждения и результатами деятельности;

– Нет ясной системы принятий решений по результатам мониторинга и оценки.

При этом с 2012 года не было проведено ни одного всестороннего мониторинга эффективности работы субъектов КГС. К тому же уже существующая система оценки явно бюрократизирована, а имеющийся мировой опыт используется слабо или совсем не изучается. Серьезные проблемы наблюдаются и в плане обеспечения прозрачности работы КГС.

Эксперт предложил ряд шагов, которые, по его мнению, могли бы упорядочить ситуацию в этом секторе. В частности, он порекомендовал:

– произвести оценку потенциала уполномоченного органа по управлению государственным имуществом и центрального органа государственного планирования на предмет охвата всех юридических лиц квазигосударственного сектора системой мониторинга и оценки;

-провести инвентаризацию существующих правил оценки и мониторинга эффективности управления государственным имуществом с целью разграничения оценки эффективности управления государственным имуществом как собственностью и управления государственными предприятиями;

– разработать и принять единые принципы корпоративного управления на предприятиях с государственным участием в соответствии с рекомендациями ОЭСР;

А самая важная мера, по мнению эксперта, заключается в необходимости определить уполномоченный орган по мониторингу и оценке квазигосударственного сектора, а не государственного имущества.

Формировать портфель государственных компаний нужно не по правовой форме, а по назначению, в то же время прозрачность деятельности государственных компаний необходимо обеспечить независимо от правовой формы.

Своеобразный «мозговой штурм», которому подверглось состояние дел в КГС, лично у меня как у законопослушного гражданина и добросовестного налогоплательщика вызвал весьма сложную гамму чувств, которыми и хотелось бы поделиться.

Во-первых, судя по словам выступавших, в КГС очень много, если называть вещи своими именами, бардака.

Поэтому сам собой напрашивается вопрос: как долго это все будет продолжаться? Кто и когда наберется мужества и возьмется наводить здесь порядок? Ведь, как утверждают эксперты, ежегодно в квазигоссектор закачиваются огромные бюджетные средства.

И это происходит в период, когда государство изыскивает малейшие возможности для пополнения бюджета и одновременно его экономии, не гнушаясь при этом абсолютно непопулярными методами.

Во-вторых, во время дискуссии пусть и не в открытой форме, пусть на уровне намеков и полунамеков, проскальзывала такая мысль: многие проблемы КГС связаны с тем, что там присутствуют элементы сращивания с бюрократическим аппаратом. Не в этом ли кроются подлинные причины отсутствия четких механизмов оценки эффективности работы КГС? Как говорится, кто ужинает девушку, тот ее и танцует.

В-третьих, как сообщили в самом начале дискуссии ее организаторы, представители квазигосударственного сектора, несмотря на заранее высланные приглашения, почему-то отказались от участия в заседании за «круглым столом».

Очень хотелось бы понять, ПОЧЕМУ? Нечего сказать? Или боятся? Отсутствие навыков публичной отчетности перед общественностью становится родовой болезнью наших государственных органов и аффилированных с ними структур.

Но для общества (читай, граждан и налогоплательщиков) было бы небесполезно знать, куда уходят многомиллиардные суммы из бюджета, коими государство так обильно подкармливает субъекты КГС. В конце концов, это наши с вами деньги, и мы имеем право, наконец-то, узнать, куда они деваются.

В-четвертых, меньше всего хотелось бы говорить о политической стороне вопроса, но от этого никуда не деться. По нашему мнению, ситуация в квазигосударственном секторе показывает, что формула «сначала экономика, а потом политика» себя исчерпала.

Отсутствие четких критериев оценки деятельности КГС и, самое главное, жесткого общественного контроля является прямым следствием того, что в Казахстане нет эффективных институтов зрелого гражданского общества.

А их и не может быть, если отсутствуют реальная политическая жизнь и соответствующая политическая конкуренция.

Один из экспертов, Азамат Джолдасбеков, акцентировал внимание на так называемом человеческом факторе. Вот цитата из его выступления: «… система дочерних компаний Нацбанка изначально работала хорошо. Почему?.. Потому что этим занимались рыцари. Был Даулет Хамитович — главный рыцарь, были его ученики. Когда были эти рыцари, все более или менее работало. Ушли эти рыцари, и все стало рушиться».

Тут, наверное, требуется небольшое пояснение. Если мы правильно поняли, уважаемый эксперт под столь романтическим понятием «рыцари» подразумевал, видимо, профессионалов своего дела.

Ну что ж, о непрофессионализме отечественных госчиновников сказано и написано немало, но, как видим, ситуация не становится лучше, а скорее усугубляется. И КГС тоже не избежал этого.

Мало того, можно даже сказать, что это и является первоисточником большинства проблем данного сектора.

А вот мнение директора департамента аналитики GreenPoint Данияра Куаншалиева: «Квазигосударственные структуры, фактически являясь элементом государственных органов, являются аккумулятором неэффективности госуправления.

В ходе так называемой «трансформации» не были решены вопросы непрозрачности и качества принимаемых решений в КГС. Эти структуры в лице огромных, неповоротливых управляющих компаний не стали конкурентным преимуществом национальных компаний».

Один известный политик как-то произнес фразу, которой суждено было стать крылатой: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Кажется, для характеристики ситуации, складывающейся в отечественном квазигосударственном секторе, она подходит как нельзя лучше.

Источник: https://camonitor.kz/27461-kvazigosudarstvennyy-sektor-kuda-uhodyat-milliardy.html

Квазигосударственный сектор Казахстана поставил под удар финансовую стабильность страны — МК Казахстан

Кто входит в квазигосударственный сектор

Валовой долг Казахстана увеличивается. На начало этого года он составил $167,5 млрд, или 118% к ВВП.

В Счетном комитете по контролю за исполнением республиканского бюджета подсчитали, что суммарный долг правительства и внешний долг субъектов квазигосударственного сектора в 2017 году составил свыше $55,5 млрд, или 96,2% валютных активов Национального фонда, что создает риски финансовой нестабильности страны

Традиционно валовой внешний долг любой страны можно разделить на несколько составляющих. Первый, на который ориентируются правительства и международные рейтинговые организации, — долг государственный. Сюда включается задолженность правительства и Национального банка и долг, что этим правительством гарантирован.

Таковой в Казахстане на конец прошлого года составлял $40,6 млрд, или менее четверти ВВП. Собственно, правительство, согласно данным Минфина, должно $30,672 млрд (сюда входят обязательства по ГЦБ и внешние займы у международных организаций: МБРР, АБР, ЕБРР).

Еще 9,5 миллиарда был должен Национальный банк РК (он выпускает ноты, которые затем продает на внутреннем рынке, привлекая ликвидность) и чуть менее 1,5 миллиарда — гарантированный государством долг и задолженность по поручительствам. Все вкупе составляет около 23,7% к ВВП (еще пару процентов прибавляют долги местных бюджетов).

Низкий уровень госдолга позволил стране, согласно последнему отчету ВЭФ по Глобальному индексу конкурентоспособности, занять 11-е место в рейтинге среди 137 стран мира.

При этом ежегодный размер обслуживания долга (а эта цифра является едва ли не более важной, нежели размер долга) составляет около 15%.

То есть вроде бы все неплохо. Ели бы не одно “но”.

Наравне с правительством и частным сектором активным заемщиком на внешних и внутренних рынках является квазигосударственный сектор.

То есть де-юре государство вроде как ничего не должно (а это значит, что в статистике цифры займа квазисектора не учитываются), но де-факто в случае катаклизмов перед Казахстаном может встать дилемма: либо отдавать госсобственность (коей и является квазигосударственный сектор) за долги кредиторам, либо брать на свои плечи выплату по его долгам.

Долг квазигоссектора на 1 января 2018 года вкупе с долгом правительства (напомним, он составлял чуть больше $30 млрд) превысил $55,5 млрд. А это, если сравнивать с запасами Нацфонда (то есть кубышкой, из которой в случае чего можно черпать запасы), более 96%. На конец прошлого года активы Национального фонда составляли $58,3 млрд.

Подобное “равновесие” крайне беспокоит представителей Счетного комитета, считающих, что суммарный рост задолженности государства (будь оно правительством или “имуществом”) увеличивает финансовые риски. Ведь в случае чего у властей может просто не хватить денег, чтобы расплатиться.

Впрочем, правительство пару лет назад об этом тоже всерьез задумалось, учитывая тот факт, что долг квазисектора растет гораздо быстрее, нежели долги Кабмина и Нацбанка вместе взятых.

А потому решили взять под контроль политику заимствования частно-государственных компаний.

Определен перечень субъектов квазигосударственного сектора, в отношении которых определяется предельный объем внешнего долга.

В начале мая правительство приняло постановление и правила определения предельного объема внешнего долга к крупнейшим квазиорганизациям страны: ФНБ “Самрук-Казына”, НУХ “Байтерек”, НУХ “КазАгро”, национальный инфокоммуникационный холдинг “Зерде”.

Учитывая, что в них входят практически все “квазики”, играющие на внешних рынках, правительство намерено полностью контролировать все движения своей собственности на рынке кредитования.

Согласно концепции использования Национального фонда, совокупный долг правительства (с учетом гарантированного государством долга) и внешнего долга квазигосударственного сектора не должен превышать размер валютных активов Национального фонда. Бюджетная политика же гласит, что “верхний предел государственного долга и долга квазигосударственного сектора должен составлять в совокупности не более 60 % к ВВП”.

А что, если сравнить ситуацию с госдолгом в Казахстане с аналогичными в странах — соседях по Евразийскому экономическому союзу?

Так, валовой внешний долг Казахстана на начало 2018 года составил $167,5 млрд, или 118 % к ВВП. Государственный долг (правительства и Национального банка) — $40,6 млрд (около 25% к ВВП). Обслуживание госдолга составляет около 15%.

В Армении валовой внешний долг в 2017 году составил $10,5 млрд, из которых $6,6 млрд — государственный долг. Соотношение госдолга к ВВП — 58,8%. На обслуживание государственного долга в 2017 году Армения направила около 9% ВВП.

Валовой внешний долг Беларуси за 2017 год составил почти $40 миллиардов долларов, или 73,4 процента к ВВП. При этом государственный долг страны составляет 17,2 миллиарда (31,7 процента к ВВП).

(Совокупный долг правительства и квазигосударственного сектора составляет 45,9% к ВВП.

) На обслуживание совокупного внешнего долга (без учета торговых кредитов и краткосрочных обязательств банков) в 2017 году Беларусь направила около 11 процентов ВВП.

В России государственный долг составил $51,359 млрд. При этом валовой долг страны, по оценке Банка России, превысил $529,1 млрд, составив 33% к ВВП. При этом госдолг находится на уровне 4% к ВВП.

В Кыргызстане государственный долг составил $4,6 млрд, или 63,2% к ВВП. Валовой внешний долг республики более $8,1 млрд.

Источник: https://mk-kz.kz/economics/2018/05/31/kvazigosudarstvennyy-sektor-kazakhstana-postavil-pod-udar-finansovuyu-stabilnost-strany.html

Кто входит в квазигосударственный сектор

Кто входит в квазигосударственный сектор

Служба контрразведки — целью деятельности является контрразведывательное обеспечение государственных органов, государственных юридических лиц, субъектов квазигосударственного сектора, стратегических и иных объектов, имеющих важное государственное значение, а также содействие государственным органам в предупреждении, нейтрализации угроз национальной безопасности и продвижении национальных интересов Республики Казахстан. Служба антитеррора — целью деятельности является защита страны от террористических угроз, ограждение личности, общества и государства от противоправных посягательств террористических, религиозно-экстремистских организаций, деструктивной деятельности, распространения идеологии политического, национального экстремизма и сепаратизма. Служба экономической безопасности — основными задачами является предупреждение, выявление и пресечение деятельности, направленной на нанесение экономического ущерба Республики Казахстан. Служба информации и кибербезопасности — основными задачами является обеспечение состояния защищенности от внутренних и внешних угроз киберпространства Республики Казахстан. Департамент военной контрразведки — целями функционирования органов военной контрразведки являются выявление, предупреждение и пресечение в Вооруженных силах, других войсках и воинских формированиях разведывательной и иной деятельности, направленной на нанесение ущерба безопасности Республики Казахстан. Служба «А» — целью деятельности является пресечение актов терроризма и иных особо опасных преступных посягательств на личность, общество и государство.

Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
8 (800) 500-27-29 Доб. 389
(звонок бесплатный)

Дорогие читатели! Наши статьи описывают типовые вопросы.

Если вы хотите получить ответ именно на Ваш вопрос, Вам нужна дополнительная информация или требуется решить именно Вашу проблему — ОБРАЩАЙТЕСЬ >>

Мы обязательно поможем.

Это быстро и бесплатно!

  • Политика управления госактивами
  • Квазигосударственный сектор: куда уходят миллиарды?
  • Квазигосударственный сектор это
  • Как сделать нацхолдинги эффективными?
  • Субъекты квазигосударственного сектора рк
  • Субъекты квазигосударственного сектора

Политика управления госактивами

Xavier , 2 Марта в Гостевой раздел.

Подскажите пожалуйста в каком НПА можно найти официальное толкование понятие квазигосударственный сектор? Субъекты квазигосударственного сектора государственные предприятия, товарищества с ограниченной ответственностью, акционерные общества, в том числе национальные управляющие холдинги, национальные холдинги, национальные компании, участником или акционером которых является государство, а также дочерние, зависимые и иные юридические лица, являющиеся аффилированными с ними в соответствии с законодательными актами Республики Казахстан.

Бюджетный кодекс. Статья 3. Пункт 1. В единственном числе именительном падеже, «квазигосударственный сектор», ничего не находится. По ситуации не искал, поскольку в последние месяцы в целом поиск по словам, — выше всех похвал. Отлично работает.

Находит обычно по одному клику мышкой, без проблем. А в данном случае, не нашел. Кстати, хоть в БК появилось определение. А то ведь раньше вообще непонятно было. Имашева об этом спрашивали еще в году. Удалить форматирование.

Допустимо не более 75 смайлов.

Отображать как ссылку. Очистить редактор. Загрузите или вставьте изображения по ссылке. Ни один зарегистрированный пользователь не просматривает эту страницу. Правила форума Условия использования. Гостевой раздел Поиск в. Квазигосударственный сектор понятие Xavier , 2 Марта в Гостевой раздел понятие. Рекомендуемые сообщения. 2 Марта Добрый день уважаемые дамы и господа.

В интернете нашел следующее: Субъекты квазигосударственного сектора государственные предприятия, товарищества с ограниченной ответственностью, акционерные общества, в том числе национальные управляющие холдинги, национальные холдинги, национальные компании, участником или акционером которых является государство, а также дочерние, зависимые и иные юридические лица, являющиеся аффилированными с ними в соответствии с законодательными актами Республики Казахстан.

Однако ссылок на НПА с официальным толкованием не могу найти. Если кто сталкивался с данным вопросом прошу помочь. этим сообщением Ссылка на сообщение на других сайтах.

В понятиях есть определение субъекта квазигосудасрственного сектора. А где там? Я не нашел. Плохо искал, возможно? Подскажите конкретно, где. 3 Марта С окончаниями к слову сектор какая-то заморочка, должны поправить. Гость Назгуль Орынбасарова. 3 Января. Ответить в этой теме Перейти к списку тем. No upcoming events found.

Войти Регистрация. Важная информация Правила форума Условия использования.

Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
8 (800) 500-27-29 Доб. 389
(звонок бесплатный)

Квазигосударственный сектор: куда уходят миллиарды?

Субъекты квазигосударственного сектора экономики ТОО со стопроцентным государственным участием в уставном капитале , работающие на рынке по договорам государственного задания денежные средства выделяются из государственного бюджета без конкурса должны ли проводить закупи товаров и услуг для производства собственной. Как это ни странно, но сегодня нет ясных критериев того, что можно отнести к квазигосударственному сектору, а что туда включать не стоило бы. Например, это ТОО, национальные компании и холдинги.

Кем разрабатывается План мероприятий по энергосбережению?

Курсив — деловые новости Казахстана. Приказом министра национальной экономики РК от 18 апреля года утверждены Правила определения предельного объема внешнего долга квазигосударственного сектора и Перечень субъектов квазигосударственного сектора, в отношении которых определяется предельный объем внешнего долга, передает Zakon.

Тема это большая и, как показала состоявшаяся дискуссия, крайне непростая, поскольку существуют серьезные разночтения применительно ко многим ее аспектам.

Как это ни странно, но сегодня нет ясных критериев того, что можно отнести к квазигосударственному сектору, а что туда включать не стоило бы. Например, это ТОО, национальные компании и холдинги.

На сегодня субъектов КГС насчитывается более 6 тысяч. По словам Ш.

Квазигосударственный сектор это

Республики Казахстан. Разъяснение некоторых понятий, содержащихся в настоящем Законе. Сфера действия настоящего Закона. Законодательство Республики Казахстан о противодействии коррупции. Основные принципы противодействия коррупции. Цель и задачи противодействия коррупции. Система мер противодействия коррупции.

Как сделать нацхолдинги эффективными?

Безусловно, наблюдается оживление экономики, улучшение ряда макроэкономических показателей страны. Первое: несоответствие жизненно важных социальных стандартов уровню экономического развития. Второе: социальная деградация определенных слоев населения. Причем это официально озвучено главой государства.

Валовой долг Казахстана увеличивается.

Основанием является п. Значительная часть этих средств сформирована за счет средств республиканского бюджета и Нацфонда через пополнение уставного капитала, кредитование и выпуск облигаций. За чей счет осуществляется энергоаудит?

Субъекты квазигосударственного сектора рк

Государственные органы. Статья 1. Разъяснение некоторых понятий, содержащихся в настоящем Законе. Настоящий Закон действует на территории Республики Казахстан в отношении физических и юридических лиц.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Priority Sector Lending — सरकार ने किये बड़े बदलाव — #MMC — SBI MAINS 2018 — GA — Live at 12 pm

Какова эффективность квазигосударственного сектора в Казахстане? Сколько он требует в год инвестиций от государства и сколько приносит прибыли? Что с ним делать дальше — об этом Марат Шибутов поговорит с Шолпан Диалоги с Маратом Шибутовым. Квазигосударственный сектор.

Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
8 (800) 500-27-29 Доб. 389
(звонок бесплатный)

Xavier , 2 Марта в Гостевой раздел.

Подскажите пожалуйста в каком НПА можно найти официальное толкование понятие квазигосударственный сектор? Субъекты квазигосударственного сектора государственные предприятия, товарищества с ограниченной ответственностью, акционерные общества, в том числе национальные управляющие холдинги, национальные холдинги, национальные компании, участником или акционером которых является государство, а также дочерние, зависимые и иные юридические лица, являющиеся аффилированными с ними в соответствии с законодательными актами Республики Казахстан. Бюджетный кодекс. Статья 3. Пункт 1. В единственном числе именительном падеже, «квазигосударственный сектор», ничего не находится.

квазигосударственного сектора, с 1 января года введен в . «Делойт» — международная сеть компаний, в число клиентов которой входят около.

По данным комитета статистики, национальные компании завершили финансовый год c убытком в 21,4 млрд. Одной из них остается отсутствие четкого разграничения квазигосударственного сектора и национальных компаний. Есть понятия субъекты квазигоссектора.

Правительство Казахстана впредь будет согласовывать займы субъектов квазигосударственного сектора, сообщает «Интерфакс-Казахстан».

Вопрос квазигосударственного долга, который волнует и многих экспертов, и общество, взяли под контроль, сообщил министр национальной экономики Тимур Сулейменов.

Чтобы ограничить их заимствования и мониторить их, мы провели изменения в законах и подзаконных актах.

С одной стороны, вроде как будто все благополучно, и деньги есть. С другой стороны, логика трат вызывает очень много вопросов: стратегическое планирование, эффективность реализуемых средств.

На ваш взгляд, какие основные проблемы могут возникнуть в ходе реализации пяти социальных реформ и послания главы государства народу Казахстана, которое ставит ключевой целью рост благосостояния казахстанцев? За это отвечает головой каждый министр.

CAA Network С года, то есть более десяти лет, казахстанские власти планируют и реализуют ряд антикризисных программ, одним из основных источников финансирования которых является Национальный фонд республики, образованный за счет налогов с сырьевого сектора страны.

Несмотря на то, что с текущим ростом цен на нефть а также увеличением производства нефти благодаря началу работы месторождения Кашаган прогнозы роста экономики Казахстана стали более благоприятными, стране еще предстоит оценить расходы, затраченные в течение этого десятилетия.

Тема это большая и, как показала состоявшаяся дискуссия, крайне непростая, поскольку существуют серьезные разночтения применительно ко многим ее аспектам.

Как это ни странно, но сегодня нет ясных критериев того, что можно отнести к квазигосударственному сектору, а что туда включать не стоило бы. Например, это ТОО, национальные компании и холдинги.

На сегодня субъектов КГС насчитывается более 6 тысяч. По словам Ш.

.

.

Источник: https://bamperbu.ru/byudzhetnoe-pravo/kto-vhodit-v-kvazigosudarstvenniy-sektor.php

Как добиться прозрачности в квазигосударственном секторе?

Кто входит в квазигосударственный сектор
В Алматы в ходе круглого стола аналитической группы «Кипр» и Фонда Сорос-Казахстан на тему «Эффективность квазигосударственного сектора: вопросы и предложения» эксперты и представители госорганов обсудили основные проблемы, стоящие перед квазигоссектором, в том числе это неэффективное использование государственного бюджета и отсутствие прозрачности и подотчетности в деятельности некоторых компаний, передает корреспондент BNews.kz.

По данным, приводимым АГ «Кипр», несмотря на значительный объем квазигоссектора в экономике (порядка 40% ВВП), в самом секторе остается нерешенным ряд вопросов, что дает неудовлетворительные показатели и поводы для критики. По данным комитета статистики, национальные компании завершили финансовый 2016 год c убытком в 21,4 млрд. тенге и уровнем рентабельности – 4,9%.

Как отметила директор ОФ «Zertteu Research Institute» Шолпан Айтенова, квазигосударственный сектор имеет ряд проблем. Одной из них остается отсутствие четкого разграничения квазигосударственного сектора и национальных компаний.

e-event.kz

«Квазигосударственный сектор намного шире, чем просто национальные компании, однако до сих пор нет такого понятия как квазигоссектор и критериев, что туда входит. Есть понятия субъекты квазигоссектора.

Например, это ТОО, нацкомании и холдинги. На сегодня субъектов квазигосударственного сектора насчитывается более 6 тыс. Это могут быть государственные предприятия, как «Казгидромет» или детский сад, международный аэропорт г.

Семей, так и «Самрук-Казына», сказала Шолпан Айтенова.

Между тем, как считает Айтенова, анализ показывает наличие ряда системных проблем: не определена и не разграничена ответственность за результаты деятельности компаний квазигоссектора между государством – как собственником и регулятором – и компаниями, управляющими госактивами, а объемы бюджетного финансирования не привязаны к финансовым результатам работы субъектов сектора к их эффективности.

«Оценка прозрачности и раскрытия информации 37 национальных управляющих холдингов, национальных холдингов и нацкомпаний показывает формальное отношение субъектов к отчетности. При этом отчеты адресованы в основном регулирующим госорганам и инвесторам, нет системы подотчетности перед Парламентом и общественностью», — считает эксперт.

По мнению Шолпан Айтеновой, анализ реализации подзаконных актов в сфере мониторинга и оценки эффективности управления в квазигоссекторе демонстрирует зарегулированность сферы, дублирование, неработающие многосложные процедуры оценки, смешение оценки эффективности управления квазигоссектором и госсобственностью.

  По словам эксперта, сегодня необходимо определить уполномоченный орган по мониторингу и оценке квазигосударственного сектора, а не государственного имущества.

Формировать портфель государственных компаний нужно не по правовой форме, а по назначению, также обеспечить прозрачность деятельности государственных компаний независимо от правовой формы.

Директор Центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев считает, что помимо общей неэффективности, квазигосударственный сектор создает серьезные риски для денежного рынка.

old.nurotan.kz

«На 1 июля 2016 года 5,4 трлн. тенге временно свободных денежных средств квазигоссектора были размещены на счетах банков второго уровня Казахстана. Значительная часть этих средств сформирована за счет средств республиканского бюджета и Нацфонда через пополнение уставного капитала, кредитование и выпуск облигаций.

За последние 10 лет квазигоссектору было выделено свыше 34 млрд. долларов.

Таким образом, бюджетные средства размещаются квазигоссектором на счетах в банках, банки имеют избыточную ликвидность, которую Нацбанк вынужден стерилизовать посредством выпуска нот, завышая базовую ставку, поскольку справедливо опасается, что этот «денежный навес» может уйти на валютный рынок», — подчернул он. 

В свою очередь, директор Национального бюро экономических исследований Касымхан Каппаров в ходе круглого стола отметил, что в свое время квазигосударственный сектор заработал огромные долги, после чего понадобилась помощь государства.

expertonline.kz

«В период высоких цен на нефть государственные компании бесконтрольно тратили огромные деньги на инфраструктурные проекты, покупку зарубежных активов и социальные проекты.

Для финансирования этих расходов государственные компании агрессивно занимали за рубежом и внешний долг квазигосударственного сектора вырос до 23 млрд долларов США.

После падения цен на нефть крупнейшие государственные компании оказались не в состоянии выплачивать внешний долг и обратились за помощью к государству», — сказал Касымхан Каппаров.

Копания «Казмунайгаз», по данным Каппарова, получила 4 млрд долларов США из Национального Фонда, компания Темир Жолы – 50 млрд тенге из ЕНПФ. Таким образом, внешний долг госкомпаний является по сути «невидимым государственным долгом», а за низкую эффективность менеджеров государственных компаний приходится платить всем гражданам Казахстана.

В завершении встречи эксперты пришли к мнению, что необходимо четкое определения целей, на которые могут быть выделены средства из национального Фонда. Прежде всего, для этого нужно закрепить основные функции в отдельном Законе «О Национальном Фонде РК».

Другим не менее важным аспектом повышения качества и прозрачности работы Фонда является институционализация его деятельности и создание отдельного юридического лица.

При этом должны быть внедрены практика ежегодного доклада и обсуждения о размере поступлений, расходовании средств Фонда и его инвестиционной доходности в Парламенте, а также ежегодный независимый внешний аудит и публикация его результатов.

Напомним, неэффективность квазигосударственного сектора также стала одной из ключевых тем прошедшего накануне 19 июня совместного заседания палат Парламента РК.

Источник: https://baigenews.kz/analysis/reviews/kak_dobitsya_prozrachnosti_v_kvazigosudarstvennom_sektore/

Как добиться прозрачности в квазигосударственном секторе?

По данным комитета статистики, национальные компании завершили финансовый год c убытком в 21,4 млрд. Одной из них остается отсутствие четкого разграничения квазигосударственного сектора и национальных компаний. Есть понятия субъекты квазигоссектора. Например, это ТОО, нацкомании и холдинги. На сегодня субъектов квазигосударственного сектора насчитывается более 6 тыс.

Между тем, как считает Айтенова, анализ показывает наличие ряда системных проблем: не определена и не разграничена ответственность за результаты деятельности компаний квазигоссектора между государством — как собственником и регулятором — и компаниями, управляющими госактивами, а объемы бюджетного финансирования не привязаны к финансовым результатам работы субъектов сектора к их эффективности.

По мнению Шолпан Айтеновой, анализ реализации подзаконных актов в сфере мониторинга и оценки эффективности управления в квазигоссекторе демонстрирует зарегулированность сферы, дублирование, неработающие многосложные процедуры оценки, смешение оценки эффективности управления квазигоссектором и госсобственностью. По словам эксперта, сегодня необходимо определить уполномоченный орган по мониторингу и оценке квазигосударственного сектора, а не государственного имущества.

Формировать портфель государственных компаний нужно не по правовой форме, а по назначению, также обеспечить прозрачность деятельности государственных компаний независимо от правовой формы.

Значительная часть этих средств сформирована за счет средств республиканского бюджета и Нацфонда через пополнение уставного капитала, кредитование и выпуск облигаций.

За последние 10 лет квазигоссектору было выделено свыше 34 млрд.

В свою очередь, директор Национального бюро экономических исследований Касымхан Каппаров в ходе круглого стола отметил, что в свое время квазигосударственный сектор заработал огромные долги, после чего понадобилась помощь государства.

Для финансирования этих расходов государственные компании агрессивно занимали за рубежом и внешний долг квазигосударственного сектора вырос до 23 млрд долларов США.

В завершении встречи эксперты пришли к мнению, что необходимо четкое определения целей, на которые могут быть выделены средства из национального Фонда.

Другим не менее важным аспектом повышения качества и прозрачности работы Фонда является институционализация его деятельности и создание отдельного юридического лица.

При этом должны быть внедрены практика ежегодного доклада и обсуждения о размере поступлений, расходовании средств Фонда и его инвестиционной доходности в Парламенте, а также ежегодный независимый внешний аудит и публикация его результатов.

Напомним, неэффективность квазигосударственного сектора также стала одной из ключевых тем прошедшего накануне 19 июня совместного заседания палат Парламента РК. Читайте новости baigenews. Как добиться прозрачности в квазигосударственном секторе? Новости партнеров. Похожие новости.

Лучшие эфиры

Тема это большая и, как показала состоявшаяся дискуссия, крайне непростая, поскольку существуют серьезные разночтения применительно ко многим ее аспектам.

Как это ни странно, но сегодня нет ясных критериев того, что можно отнести к квазигосударственному сектору, а что туда включать не стоило бы. Например, это ТОО, национальные компании и холдинги.

На сегодня субъектов КГС насчитывается более 6 тысяч.

По данным комитета статистики, национальные компании завершили финансовый год c убытком в 21,4 млрд. Одной из них остается отсутствие четкого разграничения квазигосударственного сектора и национальных компаний. Есть понятия субъекты квазигоссектора.

Какова эффективность квазигосударственного сектора в Казахстане? Сколько он требует в год инвестиций от государства и сколько приносит прибыли? Что с ним делать дальше — об этом Марат Шибутов поговорит с Шолпан Диалоги с Маратом Шибутовым.

Квазигосударственный сектор: структура, требования, субъекты

На квазигосударственный сектор распространяются те же требования законодательства, что и на другие предприятия. Читать бесплатно. Все права защищены. Давайте познакомимся! Пользователи, которые зарегистрированы на сайте, имеют ряд преимуществ:. О портале Ввести код доступа. Статьи Участие в конкурсе госзакупок.

Квазигосударственный сектор Казахстана поставил под удар финансовую стабильность страны

Тема это большая и, как показала состоявшаяся дискуссия, крайне непростая, поскольку существуют серьезные разночтения применительно ко многим ее аспектам.

Как это ни странно, но сегодня нет ясных критериев того, что можно отнести к квазигосударственному сектору, а что туда включать не стоило бы. Например, это ТОО, национальные компании и холдинги.

На сегодня субъектов КГС насчитывается более 6 тысяч.

КАЗАХСТАН: Самрук Нурбанкгейт Аблязовгейт правительство Мамина правительство Сагинтаева Казахстан RSS кадровые перестановки дни рождения бестселлеры Каталог сайтов Казахстана Реклама на Номаде аналитика политика и общество экономика оборона и безопасность семья экология и здоровье творчество юмор интервью скандалы сенсации криминал и коррупция культура и спорт история календарь наука и техника американский империализм трагедии и ЧП акционеры праздники опросы анекдоты архив сайта Фото Казахстан

Xavier , 2 Марта в Гостевой раздел.

Подскажите пожалуйста в каком НПА можно найти официальное толкование понятие квазигосударственный сектор? Субъекты квазигосударственного сектора государственные предприятия, товарищества с ограниченной ответственностью, акционерные общества, в том числе национальные управляющие холдинги, национальные холдинги, национальные компании, участником или акционером которых является государство, а также дочерние, зависимые и иные юридические лица, являющиеся аффилированными с ними в соответствии с законодательными актами Республики Казахстан.

Субъекты квазигосударственного сектора

.

С меткой: квазигосударственный сектор некомпетентность тупоумие в понятия, как квазигоссектор, и критериев того, что туда входит.

.

.

.

.

.

.

Источник: https://migranturf.ru/zemelnoe-pravo/kto-vhodit-v-kvazigosudarstvenniy-sektor.php

НарушениямБой
Добавить комментарий